Общество православных врачей
Санкт-Петербурга имени свт. Луки (Войно-Ясенецкого),
архиепископа Крымского

Объявление

Приглашаем 9 августа в 10.00 на праздничную Божественную литургию, посвященную дню памяти св. великомученика и целителя Пантелеимона

Подробнее

13.04.2020

Останется ли коронавирус с человечеством навсегда? Когда ждать лекарство и вакцину от COVID-19, и возможно ли ускорить этот процесс? Существует ли риск, что к моменту создания первой вакцины вирус уже мутирует, и от нового штамма прививка будет неэффективна? Какой будет медицина и наука после эпидемии коронавируса? И какие уроки усвоит человечество? На эти и другие вопросы отвечает заведующий Кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского университета, доктор биологических наук, академик РАН Виталий Васильевич Зверев.

Коронавирус навсегда

Почему кто-то думает, что вирус исчезнет? Если мы посмотрим на историю борьбы человечества с различными вирусными инфекциями, то увидим, что человечество победило и полностью ликвидировало только одно заболевание — натуральную оспу. Для этого потребовались, во-первых, согласие и желание всего мирового сообщества, во-вторых, наличие надежной доступной каждой стране вакцины и, наконец, тот факт, что резервуаром инфекционного агента являлся только человек. При этом усилиями всего мирового сообщества мы пришли к такому результату только почти через 20 лет. И это единственный случай, который вошел в историю.

Да, мы добились успехов и в борьбе с полиомиелитом, с корью, но тем не менее, мы до сих пор не ликвидировали эти инфекционные заболевания. Хотя задача по их искоренению гораздо легче, чем борьба с коронавирусом, где у нас пока нет ни средств специфической защиты (вакцины), ни специфических препаратов, которые бы действовали на этот коронавирус. Ведь даже несмотря на огромные средства, выделяемые на борьбу с вирусом гриппа, наличие вакцины и противогриппозных препаратов, ежегодно происходят эпидемии, и число смертей от этой инфекции достигает 250-500 тысяч ежегодно, в основном после осложнений.

И как сегодня выглядит мировая картина? Свыше двухсот стран уже выявили людей, зараженных коронавирусом. Рано или поздно карантин закончится. Специалисты посчитали: для того, чтобы с помощью карантина остановить коронавирусную инфекцию, которая передается воздушно-капельным путем, потребуется двести недель. Это невозможно. И, конечно, вирус всегда будет возвращаться или из Китая, или из густонаселенных районов Африки, Индии, или других регионов, где распространение инфекции не контролируют. Поэтому следует привыкнуть к мысли, что вирус останется в человеческой популяции. Сейчас мы справимся с этой вспышкой, безусловно. Однако нельзя дать гарантии, что она не повторится осенью, следующей весной и так далее.

Другое дело, что этого не следует бояться, а, наоборот, приспособиться. Живем же мы с гриппом, аденовирусом, респираторно-синцитиальным вирусом и с многими другими. Уже сейчас очевидно, что около 18% населения Земли переносят коронавирус бессимптомно. А в общей сложности, 80% людей и выше переносят инфекцию в легкой форме без серьезных осложнений, как обычную простуду.

По видимому, этот коронавирус добавится к тем четырем коронавирусам, циркулирующим сейчас в человеческой популяции. Будем с ним бороться. Тем более, что вирулентность его по сравнению с другими опасными для человека вирусами ничтожно мала. Новые вспышки не будут вызывать столь серьезных последствий как эта, к которой мы не были готовы. Весь опыт говорит о том, что как минимум 70% населения переболеет этой инфекцией, но большинство в легкой форме. И после создания так называемого «коллективного иммунитета» вакцина, если она появится через два года, будет так же актуальна, поскольку все равно останутся люди нуждающиеся в вакцинации.

Вакцина

Надежную вакцину нельзя сделать быстрее, чем через два года. Создание вакцины включает определенные этапы, которые нельзя обходить, например, изучение токсичности. Есть такое понятие «хроническая токсичность», которая изучается в течение полугода на животных. Конечно, можно все эти стадии сократить, если контролирующие органы решат, что это необходимо срочно. Но это все-таки риск.

Во-вторых, вирус не такой простой. Я буду рад и счастлив, если кто-то сделает эту вакцину, но вероятность ее создания далеко не стопроцентная. Надо помнить, что вакцину против «SARS-CoV» так и не создали, вроде бы, потому что остановилось финансирование. Но, когда изучаешь литературу и общаешься с учеными, которые были причастны к разработке, то становится понятно, что исследования продолжались более 12 лет. Но результаты получились такие, что их даже не стали публиковать.

Конечно, сегодня можно сделать вакцину на старых технологиях. В таком случае такая длительная проверка не требуется. Например, взять технологии разработки вакцины против гриппа и попробовать на их основе сделать вакцину от коронавируса. Но дело в том, что, когда мы пытаемся применить рутинные методы в создании вакцин против одних вирусов в борьбе против других вирусов, у нас мало что получается. Современные технологии были разработаны скорее не для того, чтобы сделать вакцину более безопасной и эффективной, а просто потому, что старые подходы по разным причинам не сработали.

Фазы клинических и доклинических испытаний занимают продолжительное время и требуют очень серьезного анализа и обсуждения среди научного сообщества перед ее широким применением. Кроме того, важно понимать, кто будет выпускать вакцину в нашей стране. В России работают несколько предприятий, в их числе институт вакцин и сывороток в Санкт-Петербурге. Научное учреждение занимается выпуском гриппозных вакцин и готовит антиген для всех других предприятий. Это и институт полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М. П. Чумакова, который выпускает живую вакцину. Остальные предприятия по производству вакцинных и иммунобиологических препаратов, принадлежат частным лицам, и никто не знает, входит ли в их планы производство такой вакцины.

И, наконец, до сих пор нет четкого представления на какой основе, каких вирусных белках и структурах делать вакцину. Это требует очень серьезного научного обсуждения, поскольку вирус, я повторю, не такой простой. Есть серьезные сомнения в том, что та вакцина, которая испытывается в США, будет эффективной, хоть препарат разрабатывается и по суперсовременной технологии, но которая нигде еще не дала ожидаемого результата.

Что касается специфических противовирусных препаратов, то сейчас уже понятно, что попытки с использованием препаратов против ВИЧ или других вирусных инфекций — это путь в никуда. Они не должны работать, так как создавались против специфических белков вируса иммунодефицита человека, которых у коронавируса нет. Действовать эти препараты никак не могут. Единственная общая мишень — это протеаза — фермент, который расщепляет пептидную связь между аминокислотами в белках. Но это разная протеаза, работающая на разных субстратах. Именно поэтому препараты, эффективные против ВИЧ, здесь работать не будут. Сейчас специалисты пытаются опробовать все, что есть, на коронавирусе. Но далеко не у всех есть модели in vitro или in vivo для таких исследований. Поэтому в ближайшее время не стоит ждать и препарат, который бы специфически действовал на этот вирус. Однако, такие препараты со временем, конечно, будут разработаны помогут в борьбе с этой инфекцией.

COVID-19 и мутация

Тот вирус, который сейчас циркулирует, вряд ли будет мутировать настолько, что вакцина, созданная против него, потеряет свою эффективность. Во всяком случае, сотни опубликованных в научной литературе последовательностей нуклеиновой кислоты вируса COVID-19 из различных регионов не говорят о высокой мутационной способности. Одиннадцать обнаруженных мутаций – это в двадцать раз меньше, чем мутирует, например, вирус гриппа каждый сезон. Но при этом, мы понимаем, что может появиться новый вирус, как появился в свое время SARS, MERS или COVID-19. Поэтому, очевидно, что следует выделять средства на вирусологическую науку, изучать вирусы в популяции летучих мышей, контролировать и других животных, которые могут стать источником коронавируса. Возможны разные неблагоприятные последствия, но если мы будем за этим следить, то они не произойдут. Кроме того, вирус «ослабнет». Вирулентность его ничтожна по сравнению со многими другими патогенными для человека вирусами.

После эпидемии

Все будет зависить от того, как наше правительство и соответствующие министерства среагируют на эпидемию. Все могло быть гораздо лучше, если бы на науку выделяли достаточные ассигнования. Подумать об этих вакцинах и лекарствах можно было и раньше, но средства на это не выделялись.

Мы и до пандемии коронавируса жили в мире, в котором не было согласия. А сейчас особенно. Западное сообщество разделилось на части: американцы обвиняют ВОЗ, англичане и шведы пошли своим путем, самые сообразительные австрийцы и норвежцы приняли необходимые меры раньше и теперь спокойно выходят из карантина. Европа разделилась: никто никому не помогает. Каждый предоставлен сам себе. Италия брошена Евросоюзом на произвол судьбы. Никаких общих рекомендаций, никакого единого понимания проблемы. И только ученые всех стран, которые и раньше относились с уважением и пониманием друг к другу, поддерживают эти ставшие совершенно хрупкими контакты, обмениваясь полученными научными данными, догадками, гипотезами, предположениями.

Прогресс не остановишь. Наука будет развиваться и дальше. Вопрос только в том, какое место займут вирусологи нашей страны в этом развитии. В последнее время те, кто борется с инфекционными болезнями, стали заложниками своих успехов. Если раньше, в середине прошлого века инфекции были на первом месте по смертности населения, то теперь благодаря вакцинам и антибиотикам, мы с ними справились, и они переместились на 4-5 место. Отсюда люди почему-то решили, что это не главная проблема здравоохранения и науки. На самом же деле, это важнейшая отрасль медицины: в особенности вирусология, иммунология, которые особенно бурно развиваются во всем мире. Сейчас все больше и больше данных о том, что микроорганизмы являются первопричиной не только инфекционных, но многих соматических заболеваний. Становится очевидно, что практически все заболевания так или иначе связаны с нарушениями иммунной системы. Наверное, надо внести изменения в университетское медицинское образование, сделать иммунологию обязательной дисциплиной для врачей всех специальностей, и преподавать ее на старших курсах.

Еще одна наша проблема в том, что для того, чтобы создавать современные иммунобиологические и лекарственные препараты и вести научные исследования на современном уровне, необходимо современное научное и лабораторное оборудование, современные материалы, а мы большинство всего необходимого для научных исследований покупаем за рубежом. И это серьезная проблема, которую необходимо решать нашему государству. Такая страна как наша должна иметь собственные вакцины, лекарства, антибиотики и средства для их создания и не должна зависеть от других стран.

Источник — портал "Научная Россия"

Вернуться к списку событий и новостей